Перечитывая классиков В.Г.Белинский

Перечитывая классиков

В.Г.Белинский

Принято считать, что в воспитании нет и не может быть рецептов. Но без подсказки, помощи, совета кого-то опытного, владеющего специальными, научно обоснованными знаниями о детях, о проверенных практикой средствах воспитания, обойтись нельзя. Особенно, как это ни странно, в такие сложные периоды реформ, перестроек, какой мы переживаем сегодня. Наша отечественная классическая педагогика располагает богатейшим материалом об опыте воспитания и обучения детей посредством слова, чтения. Перечитаем классиков.

Среди первых, кто серьёзно заговорил о детском чтении, о роли детской книги, выдающийся литературный критик XIX века В.Г.Белинский.

«На детские книги обычно обращают еще менее внимания, чем на само воспитание. А книга есть жизнь нашего времени. В ней все нуждаются — и старые, и молодые, и деловые, и ничего не делающие; и дети — также. Все дело в выборе книг для них, и мы первые согласны, что читать дурно выбранные книги, для них хуже и вреднее, чем ничего не читать», — пишет Белинский.  Детские книги — сокровища духовного богатства людей, самое ценное, что создал человек на пути к прогрессу; в нем выражены чувства, эмоции, переживания людей. Детская литература — органическая часть общей литературы, но она специфична.   «Книги, которые пишутся собственно для детей, должны входить в план воспитания, как одна из важнейших ее сторон». Начальные педагогические требования Белинского — уважение к ребенку, развитие его индивидуальных особенностей. Он отстаивает идею гармоничного развития личности. Воспитание должно учитывать возрастные особенности детей, развивать их физические и духовные возможности, формировать нравственные, патриотические чувства.

«Воспитание — великое дело; им решается участь человека. Все говорят о важном влиянии воспитания на судьбу человека, на его отношение к государству, к ближним и к самому себе… Питайте и развивайте в детях чувство, возбуждайте чистую, а не корыстную любовь к добру; заставляйте их любить добро для самого добра, а не из-за награды, не из выгоды быть добрым; возвышайте их души примерами самоотвержения и высокости в делах и не докучайте им пошлою моралью…  В детях, с самых ранних лет, должно развивать чувство изящного, как один из первейших элементов человечности… Развивайте также в них и эстетическое чувство, которое есть источник всего прекрасного, великого, потому что человек, лишенный эстетического чувства, стоит на степени животного…»

«Целью детских книжек должно быть не столько занятие детей каким-нибудь делом, не столько предохранение их от дурных привычек и дурного направления, сколько развитие данных им от природы элементов человеческого духа,  развитие чувства любви, и чувства бесконечного. Прямое и непосредственное действие таких книжек должно быть обращено на чувства детей, а не на их рассудок. Чувство предшествует знанию…  Детские книжки должны показать им, что мир и жизнь прекрасны, т.к. они суть истины. … Кто не почувствовал истины, тот и не понял и не узнал ее… Преимущественное развитие чувства дает им полноту, гармонию и поэзию жизни…» Белинский настаивает на том, что наилучший путь к искусству для маленького читателя — непосредственное восприятие.  «Не заботьтесь о том, что дети мало поймут, но именно и старайтесь, чтобы они как можно меньше понимали, но больше чувствовали. Пусть ухо их приучается к гармонии русского слова, сердца преисполняются чувством изящного; пусть и поэзия действует на них, как и музыка — прямо через сердце, мимо головы, для которой еще настанет свое время, свой черед».     Белинский высказывает убеждение, что книги должны входить в план воспитания как одна из важнейших его сторон. Он выдвигает ряд важнейших вопросов о значении детской литературы, о ее специфике, тематике детской книги. В 60-е годы был представлен список книг, рекомендованный для детского чтения. В него вошли такие известные писатели, как Пушкин, Гоголь, Некрасов, Салтыков-Щедрин, Крылов, Толстой, Успенский, Тютчев. Большое внимание Белинский уделял книгам научно-познавательного характера. Он выступал с идеей подлинно научного, всеобщего развития.

«… Для детей предметы те же, что и для взрослых людей, только изложенные сообразно с их понятиями, а в этом-то и заключается одна из важнейших сторон этого дела. Если бы нашлась книжка с картинками, изображающими горы, моря, острова, полуострова, минералы, разные чудеса физической природы, потом явления растительного и, наконец, животного царства, и при этих картинках был бы объяснительный текст простой, толковый, без фраз и восклицаний, как прекрасна природа и т.п.; если бы эти предметы были изложены не только в порядке, но и в ученой системе, а в тексте ни слова не упоминалось бы ни о каких системах…» — вот о такой книге для детей мечтал великий критик.